Warning: Expiry date cannot have a year greater then 9999 in /home/tvinpix/users/tvinpix-nm/www/htdocs/system/common.php on line 236

Warning: include(plugins/includescript01/includescript01.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/tvinpix/users/tvinpix-nm/www/htdocs/system/common.php on line 445

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'plugins/includescript01/includescript01.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php52/usr/share/pear:/opt/alt/php52/usr/share/php') in /home/tvinpix/users/tvinpix-nm/www/htdocs/system/common.php on line 445
Сайт для семьи - Значение имени Гермоген
п»ї
США
Уточнить местонахождение
Паспорт дня

Значение имени Гермоген


Значение имени Гермоген

Гермоген

"потомок Гермеса" (греч.)



Тайна имени:
          Гермоген упрям и независим, очень талантлив, обладает огромным даром убеждения. У него страшной аналитической силы интеллект, который невольно делает его недоверчивым: ведь он видит людей насквозь, просчитывает наперед все их поступки. К счастью, Гермоген очень добр и даже страдает от своей чрезмерной отзывчивости. Внешне он всегда спокоен и любит размеренный уклад жизни.

Астрология имени:
          Знак Зодиака имени: Стрелец.
          Планета имени: Юпитер.
          Цвет имени: светло — зеленый.
          Благоприятное дерево имени: ясень.
          Заветное растение имени: гладиолус.
          Покровитель имени: стрекоза.
          Камень — талисман имени: хризолит.

Православные именины:
          29 (16) июня — Гермоген (Долганев), сщмч., епископ, Тобольский. Священномученик Гермоген (в миру Георгий Ефремович Долганов), епископ Тобольский и Сибирский, родился 25 апреля 1858 года в семье единоверческого священника Херсонской епархии, впоследствии принявшего монашество. Он окончил полный курс юридического факультета в Новороссийске, здесь же прошёл курсы математического и историко — филологического факультетов. Затем Георгий поступает в Санкт — Петербургскую Духовную Академию, где и принимает монашество с именем Гермоген. 15 марта 1892 года он становится иеромонахом.
          В 1893 году иеромонах Гермоген окончил Академию и был назначен инспектором, а затем ректором Тифлисской Духовной Семинарии с возведением в сан архимандрита. Не желая содействовать антицерковному и материалистическому духу времени, он поощряет распространение миссионерства среди населения Российской окраины.
          14 января 1901 года в Казанском Соборе Санкт — Петербурга отец Гермоген был хиротонисан во епископа Вольского, викария Саратовской епархии. В 1903 году его назначили епископом Саратовским и вызвали для присутствия в Святейшем Синоде.
          Служение Владыки отличалось неослабевавшим горением духа: процветала его трудами миссионерская деятельность, устраивались религиозные чтения и вне богослужебные беседы, программу для которых составлял сам же епископ и он же руководил ими.
          Владыка часто объезжал приходы епархии и служил с таким благоговением, трепетом и молитвенным настроем, что люди действительно забывали — на Небе они или на земле, многие плакали от умиления и духовной радости. Во время политических беспорядков 1905 года Владыка успешно вразумлял одурманенных бунтовщиков своими проповедями.
          С большой любовью и уважением относился к епископу Гермогену святой праведный Иоанн Кронштадтский, говоря, что за судьбу Православия он спокоен и может умереть, зная, что епископы Гермоген и Серафим (Чичагов, память 28 ноября) продолжат его дело. Предрекая мученическую кончину Святителя, батюшка писал ему в 1906 году: "Вы в подвиге, Господь отверзает Небо, как архидиакону Стефану, и благословляет Вас".
          В конце 1911 года на очередном заседании Святейшего синода Владыка резко разошёлся с обер — прокурором В.К. Саблером, который с молчаливого согласия многих архиереев спешно проводил некоторые учреждения и определения прямо противоканонического характера (корпорация диаконисс, разрешение отпевания инославных).
          7 января преосвященному Гермогену был объявлен указ за подписью Государя об увольнении от присутствия в Святейшем синоде и отбытии в свою епархию до 15 января. Не уложившись ввиду болезни в отведённый промежуток времени, Владыка был сослан в Блоруссию в Жировицкий монастырь. Одной из причин этой ссылки явилось также и резко отрицательное отношение Владыки к Г.Е. Распутину.
          Положение опального епископа в монастыре было тяжёлым. Ему не разрешали часто служить, а когда разрешали, то не оказывали должных почестей его епископскому сану. Иногда Владыке даже запрещалось выезжать из монастыря.
          Святитель часто скорбел о будущем Отечества, и плача говорил: "Идёт, идёт девятый вал; сокрушит, сметёт всю гниль, всю ветошь; совершится страшное, леденящее кровь — погубят Царя, погубят Царя, непременно погубят".
          В августе 1915 года Владыку перевели в Николо — Угрешский монастырь Московской епархии, а после Февральского переворота 1917 года он был назначен на кафедру в Тобольск. Особой заботой Владыки были вернувшиеся с фронта одурманенные большевицкой пропагандой русские воины, и он создаёт особый солдатский отдел при Иоанно — Димитриевском братстве. Большевики, старавшиеся озлобить солдат, чтобы легче управлять ими, были вне себя, видя проявляемую о бойцах церковную заботу.
          В это мятежное время Святитель призывал свою паству "не преклонять колена пред идолами революции", борясь против коммунизма, денационализации и искажения русской народной души.
          Находясь на Тобольской кафедре во время пребывания там в заточении Царственных Мучеников, по его благословенно в утешение Им была принесена Абалацкая икона Божией Матери.
          25 декабря 1917 года в Покровском храме города Тобольска, в присутствии Царской Семьи диакон Евдокимов провозгласил им многолетие — как и положено по Богослужебному Уставу. Вслед за этим последовал арест настоятеля и диакона. Настоятель храма протоиерей Васильев на допросе заявил, что "не подотчётен рачьим и собачьим депутатам", а диакон Евдокимов сказал: "Ваше царство минутное, придёт скоро защита Царская. Погодите ещё немного, получите своё сполна".
          На запрос об этом происшествии из местного органа большевицкой власти Владыка Гермоген ответил письменно, отказавшись от какого бы то ни было личного общения: "Россия юридически не есть республика, никто Её таковой не объявлял и объявить не правомочен, кроме предполагаемого Учредительного Собрания. Во — вторых, по данным Священного Писания, государственного права, церковных канонов, а также по данным истории, находящиеся вне управления своей страной бывшие короли, цари и императоры, не лишаются своего сана как такового и соответствующих им титулов, а потому в действиях причта Покровского храма ничего предосудительного не усмотрел и не вижу".
          На Литургии Владыка всегда вынимал частички за Царскую Семью, свято храня любовь к Ней. Есть сведения, что во время пребывания Государя в Тобольской ссылке Владыка испросил у него прощения за то, что поверил наговорам на Г.Е. Распутина, и Государь со смиренным сердцем простил его.
          В январе 1918 года, после принятия большевиками декрета об отделении Церкви от государства, ставившего верующих в действительности вне закона, архипастырь обратился к народу с воззванием, которое заканчивалось словами: "Станьте на защиту своей веры и с твёрдым упованием скажите: "Да воскреснет Бог и расточатся врази Его".
          Власти стали усиленно готовиться к аресту непреклонного епископа, но Владыка, не смущаясь, назначил на Вербное Воскресенье 15 апреля 1918 года Крестный ход. Он говорил: "Я от них пощады не жду, они убьют меня, мало того, они будут мучить меня, я готов, готов хоть сейчас. Я не за себя боюсь, не о себе скорблю, боюсь за жителей — что они сделают с ними?".
          Накануне праздника, 13 апреля, в архиерейских покоях появились вооруженные красноармейцы. Не обнаружив епископа, они учинили обыск в его покоях и осквернили алтарь домовой церкви. Крестный ход собрал множество верующих. Со стен городского Кремля хорошо был виден дом, где томилась в заключении Царская Семья. Владыка, подойдя к краю стены, высоко поднял крест и благословил Августейших Страстотерпцев, которые смотрели из окон на Крестный ход.
          Сопровождаемый пешими и конными отрядами милиции, Крестный ход привлёк много верующих, но на обратном пути (ход окончился в половине пятого) ряды народные стали редеть, так что милиция без труда (сначала при помощи обмана) разогнала оставшихся прикладами и арестовала Владыку. На колокольне рядом с архиерейским домом ударили в набат. Большевики выстрелами согнали с колокольни звонарей. Остальные возмущавшиеся были также разогнаны.
          Владыка был заключён в Екатеринбургскую тюрьму. В заточении он много молился. В одном из писем, которое удалось переслать на волю, Святитель писал, обращаясь к "благоговейно любимой и незабвенной пастве": "Не скорбите обо мне по поводу заключения моего в темнице. Это моё училище духовное. Слава Богу, дающему столь мудрые и благотворные испытания мне, крайне нуждающемуся в строгих и крайних мерах воздействия на мой внутренний духовный мир... От этих потрясений (между жизнью и смертью) усиливается и утверждается в душе спасительный страх Божий...".
          Продержав Владыку несколько месяцев в заточении, областной совнарком потребовал выкуп — сначала в сто тысяч рублей, но, убедившись, что такой суммы ему не собрать, уменьшили её до десяти тысяч рублей. Когда деньги, пожертвованные местным коммерсантом Д.И. Полирушевым, были принесены духовенством, власти дали расписку в получении требуемой суммы, но вместо освобождения епископа арестовали и троих членов делегации: протоиерея Ефрема Долганова, иерея Михаила Макарова и Константина Минятова, о дальнейшей участи которых ничего более не известно. Видимо, их мученическая кончина предварила кончину Владыки.
          Вскоре Святитель был перевезён в Тюмень и доставлен на пароходе к селу Покровское. Все узники, за исключением епископа и священника церкви Каменского завода, благочинного второго округа Камышевского уезда Екатеринбургской губернии, иерея Петра Карелина, были расстреляны. Владыка и отец Пётр были заключены в грязном трюме. Пароход направился к Тобольску. Вечером, 15 июня, когда священномучеников переводили с одного корабля на другой, Владыка, подходя к трапу, тихо сказал лоцману: "Передайте, раб крещёный, всему великому миру, чтоб обо мне помолились Богу".
          Около полуночи с 15 на 16 июня большевики сначала вывели на палубу парохода "Ока" иерея Петра Карелина, привязали к нему два больших гранитных камня и сбросили в воды реки Туры. Та же участь постигла и Владыку (по некоторым сведениям, Владыку привязали к пароходному колесу, которое затем привели в движение. Это колесо искромсало живое тело Владыки).
          Честные останки Святителя были вынесены на берег 3 июля и обнаружены крестьянами села Усольского. На следующий день они были похоронены крестьянином Алексеем Егоровичем Маряновым на месте обретения. В могилу был положен и камень.
          Вскоре город был освобождён войсками Сибирского Правительства и останки Святителя были извлечены, облачены в архиерейские одежды, и торжественно погребены в склепе, устроенном в Иоанно — Златоустовском приделе на месте первой могилы святого Иоанна, митрополита Тобольского.
          Священномученики Гермоген, Ефрем, Пётр, Михаил и мученик Константин причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.
          25 (12) августа — Гермоген, прмч., инок, Белогорского Св. — Николаевского монастыря. Преподобномученик Варлаам (в миру Василий Евфимович Коноплёв) родился в 1858 году в Юго — Кнауфском заводе Осинского уезда Пермской губернии в крестьянской семье старообрядцев — беспоповцев.
          В автобиографии, в которой преподобномученик описал свои поиски истины и приход в Православную Церковь, он так рассказывал о себе: "На десятом году я выучился грамоте; молился с беспоповцами, со стариками и простолюдинами; когда стал приходить в возраст, полюбил читать Божественное Писание. Всё свободное время я отдавал чтению книг, покупая их или прося у других для прочтения. И постепенно стал разгораться во мне дух к Богу — я размышлял о вере, о расколе, о Православной Восточной Церкви, размышлял о священстве, без которого, видел, спастись нельзя. В этих думах я забывал всё. Ночью часто вставал на молитву перед иконами Господа Вседержителя и Пречистой Богородицы и молился усердно, горячо, со слезами, просил Господа: "Господи, открой мои очи, дай разуметь путь спасения; скажи мне путь, каким мне идти, научи творить волю Твою". И ещё просил указать, в какой Церкви и через каких пастырей благодать Святого Духа действует".
          До тридцати пяти лет Василий был постоянно в размышлении о Церкви, стараясь уразуметь Евангельские, апостольские и прочие Писания, находя их зачастую несходными с писаниями о Церкви и священстве у старообрядцев. В это время он много путешествовал, посещал старообрядцев — беспоповцев, присутствовал на их беседах. Перелом в поисках истины совершил чудесный случай в неделю Всех святых, когда Василий уехал в Саратовскую губернию в старообрядческую обитель.
          Там он усердно молился: "Милостиве Господи, как мне уразуметь о Церкви Твоей святой; не хочу быть раскольником, но не знаю, как уразуметь раздоры церковные, не знаю, какая половина ошибается, то ли старообрядцы что — то недопонимают, то ли Церкви Восточная или Греко — Российская погрешают. Господи, покажи мне чудо, разреши мои сомнения и недоумения; если Церковь Российская за перемену в обрядах не лишилась благодатных даров, то во время торжества духовенства на Белой Горе, во время их молебна, пошли, Господи, в это знойное время дождь обильный на землю, чтобы мне уразуметь, что через их пастырей действует благодать Святого Духа". И, действительно, по дороге домой он услышал разговор, что на Белой Горе среди торжественного молебна сошёл на землю обильный дождь.
          В результате своих поисков Василий Коноплёв в 90 — х годах XIX века через таинство миропомазания присоединился к Православной Церкви. Соединился с Церковью и его отец Евфим Тихонович — ему было тогда семьдесят пять лет — а также младшие его братья Антон и Павел с женами и детьми и семейство старшей сестры. Всего присоединилось девятнадцать человек.
          В ноябре 1893 года Василий был пострижен в рясофор, и поселился на Белой Горе. Постепенно к нему стали собираться все желающие монашеского жития. К 1894 году собралось двенадцать человек. 1 февраля 1894 года Василий принял постриг в монашество с именем Варлаам, а на следующий день он был рукоположен в иеродиакона. 22 февраля во время освящения престола в малом храме во имя Святителя Николая его рукоположили в иеромонаха.
          С этого времени отец Варлаам был назначен управляющим новостроящегося миссионерского монастыря на Белой Горе, получившего впоследствии название Уральского Афона. Он восстановил Православное уставное Богослужение и, памятуя, что монастырь миссионерский, поставил на должную высоту проповедь, которая звучала в нём утром и вечером. Ни одно богослужение не оставалось без поучения.
          В 1913 году пермский священник Иаков Шестаков писал о батюшке: "Отец Варлаам — руководитель совести, это лицо, которому поручают себя люди — миряне, точно так же, как монахи, ищущие спасения и сознающие свою немощь. Кроме того, к отцу Варлааму, как вдохновенному руководителю, обращаются верующие в трудном положении, в скорбях, в часы, когда не знают, что делать, и просят по вере указания. Отец Варлаам отличался особой опытностью, аскетизмом, крепостью духа и детским незлобием. Молва о его мудрости росла; к нему стал стекаться народ со всей Пермской губернии, пошли даже инородцы из глухого Закамскаго края... Каждый, приходя к отцу Варлааму, выносит сильное незабвенное впечатление: в нём есть неотразимая сила. Аскетические подвиги и трудовая жизнь изнурили здоровье батюшки, но он никому не отказывал в совете. Великие таинства совершались в его тесной келье: здесь возрождалась жизнь, утихали скорби и текли слезы умиления и радости. Четверть века Белогородская обитель утешала страждущих.
          В первых числах июня 1917 года в обители состоялось последнее величественное торжество — освящение Белогорского собора. Были посланы приглашения всем благодетелям и посетителям обители, а также отпечатаны и разосланы по всей России извещения о предстоящем торжестве. 2 июня в обитель приехал священномученик епископ Пермский Андроник (Никольский, память 7 июня); 5 июня стали прибывать в монастырь из окрестных селений крестные ходы с многочисленными богомольцами. Пройдя долгий путь при дневном летнем зное и пыли, они не выказывали утомления, лица многих были радостны, на них лежал отпечаток какого — то неземного состояния. Храмы не вмещали паломников, и богослужения совершались прямо под открытым небом; всенощные, панихиды или молебны — повсюду славилось имя Божие. И сама природа, казалось, внимала этому дивному зрелищу; не было ветра, свечи не гасли, так было тихо и хорошо.
          Прошёл год со времени освящения собора. В августе 1918 года большевики захватили обитель. В главном алтаре собора красноармейцы разворотили и осквернили престол. В келье архимандрита Варлаама устроили отхожее место, а иконописную мастерскую превратили в театр, где монастырских мальчиков — певчих заставляли петь светские фривольные песни. Многие монахи были после зверских пыток убиты.
          12 (25) августа красноармейцы арестовали настоятеля монастыря архимандрита Варлаама и по дороге в уездный город Осу расстреляли его. Мученическую кончину приняли и многие монахи обители. Их имена: иеромонахи Сергий, Илия, Вячеслав, Иоасаф, Иоанн, Антоний; иеродиаконы Михей, Виссарион, Матвей, Евфимий; монахи Варнава, Димитрий, Савва, Гермоген, Аркадий, Евфимий, Маркелл; послушники Иоанн, Иаков, Петр, Иаков, Александр, Феодор, Петр, Сергий, Алексий. Могилы мучеников были скрыты властями и пребывают в неизвестности.
          Прославлены в 1998 году как местночтимые святые Пермской епархии. Причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Молитвы для православных:
          29 (16) июня — День памяти преподобного Тихона, Калужского чудотворца. К святому обращаются с душевными недугами, а также при глазных болезнях.

Народные приметы:
          29 (16) июня — Тихон — утишитель. На Тихона солнце идёт тише.
          У Земли самый тихий ход в году.
          На Тихона певчие птицы затихают (кроме соловья и кукушки).
          В этот день заканчивается молодое лето, подходит зрелое.
          Заканчивается поздний сев ярового хлеба.
          Лист на дереве полон, так и сеять полно.
          На Тихона возят навоз на пар.
          25 (12) августа — День Святого огня. Ранний иней в это время предвещает хороший урожай озимых на следующий год.
          Если в этот день дождливо — "бабье лето" будет коротко, тёплая и ясная погода — будет много белых грибов.

Шаги в истории:
          Имя патриарха Гермогена неразрывно связано с событиями Смутного времени. По восшествии на престол Лжедмитрия I, Гришки Отрепьева, Гермоген, в ту пору митрополит Казанский, был вызван в Москву для участия в собранном новым царем Сенате, но не мог долго ужиться в столице рядом с царем, столь чуждым религиозной терпимости и склонным к сближению с иноземцами. Когда перед браком Лжедмитрия и Марины Мнишек возникло предложение крестить ее по православному обряду, Гермоген особенно настаивал на этом, почему и был удален в свою епархию. Его вернул в 1606 г. Василий Шуйский и сделал патриархом, но симпатии между ними быстро иссякли: Гермоген был непреклонным и решительным противником польского влияния. С низложением Шуйского начался новый, наиболее важный период деятельности Гермогена, совпадавший с целями большей части русского народа. В эпоху тяжелой Смуты, когда "шатание" охватило большинство московских правительственных деятелей и они, забыв о государстве, искали прежде всего личной выгоды, Гермоген являлся одним из немногих лиц, которые сохранили свои убеждения и твердо проводили их в жизнь. Когда на московский престол был предложен польский королевич Владислав, Гермоген соглашался лишь при условии принятия Владиславом православной веры и сам писал об атом королю Сигизмунду. Разумеется, тот отказался, предпочтя интервенцию, и с тех пор Гермоген являлся уже открытым противником поляков: путем устных проповедей и рассылаемых грамот он увещевал народ стоять за православную веру против желающих уничтожить ее иноземцев. За это был заточен в Чудов монастырь. Когда предатель — атаман Заруцкий провозгласил царем сына Марины, Гермоген еще раз оказал услугу общеземскому делу, послав грамоту в Нижний Новгород с протестом против таких действий казацкой "атаманьи", "Отнюдь, — писал патриарх, — Маринкин на царство не надобен: проклят от Св. собора и от нас". 25 августа 1611 г. эта грамота была получена в Нижнем и отсюда переслана в другие города, в значительной степени подготовив поход нового земского ополчения под Москву. Когда были получены в столице первые вести о сборах Минина и Пожарского, бояре и поляки потребовали от Гермогеиа, чтобы он убедил нижегородцев оставаться верными присяге Владиславу, но встретили с его стороны решительный отказ. "Да будет над нами, — отвечал патриарх, милость от Бога и благословение от нашего смирения! А на изменников да излиется гнев Божий, и да будут они прокляты в сем веке и в будущем". Тогда его уморили в Чудовом монастыре голодной смертью. Он умер 17 февраля 1612 г.